“Благословенна да будет любовь, которая сильнее смерти!”


Д. С. Мережковский

По роману «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова

Высказывание Д. С. Мережковского, писателя-эмигранта XX века, интересно применить к произведению другого писателя XX века, которого за границу как раз не выпускали.

В романе Булгакова «Мастер и Маргарита» тема любви, сильнейшей, чем смерть, одна из основных. Недаром в ходе работы изменяется название произведения. От названия ранних редакций (например, «Копыто инженера»), подчёркивавших, что основное место в романе занимает явление сатаны, Булгаков приходит к вынесению в заглавие имён главных героев, ясно говорящих о том, что главенствующую роль в романе получает линия Мастера и Маргариты. Этим “и” Маргарита намертво соединяется с Мастером (как Пилат с Иешуа: “Помянут меня, — сейчас же помянут и тебя”), и сам Мастер появляется в романе с рассказом о своей жизни, основной сюжет которого — история его любви.

Появление подруги Мастера открывает вторую часть романа, начинающуюся такими словами: “За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык!

За мной, мой читатель, и только за мной, и я покажу тебе такую любовь!”

Одной из особенностей Булгакова является то, что проблемы, затрагиваемые в романе, по сути своей просты. Он исследует не сдвиги сознания, не множественность точек зрения на проблему. Точка зрения одна: предательство, безусловно, отвратительно, творчество и любовь, безусловно, прекрасны. Духовные ценности человека, как и его пороки, у Булгакова представляют собой некоторый абсолют, они вечны. Именно это ощущение даёт обращение к Евангельскому сюжету. Любовь Маргариты к Мастеру — данность (“Она его, конечно, не позабыла”). Характерно, что сама Маргарита утверждает, что они с Мастером “любили, конечно, друг друга давным-давно, не зная друг друга, никогда не видя…”

Любопытно, что эта абсолютная любовь, “которая сильнее смерти”, подаётся в романе именно через образ смерти: “Любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих!

Так поражает молния, так поражает финский нож!” — говорит Мастер Иванушке.

Эти два понятия, неожиданно оказывающиеся синонимами, вообще тесно связаны в романе. Маргарита в ответ на приглашение Азазелло говорит: “Я погибаю из-за любви”, — имея в виду, что её “тянут в какую-то тёмную историю”, за которую она “очень поплатится”.

В то же время, если рассматривать пребывание Маргариты на балу у сатаны и её превращение в ведьму с точки зрения христианской традиции и расценивать как гибель души, то эти её слова оказываются пророческими. И когда Маргарита в Александровском саду умоляет Мастера “отпустить” её, “уйти из памяти”, она сознаёт, что он мог быть сослан и умер, и именно так она понимает свой сон накануне: “Он мёртв и поманил меня”.

Однако ещё более интересные сплетения встречаются в ершалаимских главах. Никакой чёткой любовной интриги здесь нет, лишь намёком на неё звучат слова Иуды Низе: “Я хотел зайти к тебе. Ты сказала, что будешь дома”. Тем не менее интересно, какую роль играет Низа в убийстве Иуды. Здесь как будто реализуется метафора московских глав (или наоборот — это там отсвет?): любовь как убийца настигает жертву. Низа заманивает Иуду на масличный жом, и он, ожидая её, зовёт: “Низа!” “Но вместо Низы, отлепившись от толстого ствола маслины, на дорогу выпрыгнула мужская коренастая фигура”…

И если Мастера и Маргариту любовь поражает в сердце, как финский нож, то Иуда вместо любовного свидания получает удар ножом под лопатку.

В ершалаимских главах появляется и почти не затронутая в московских тема любви к людям, тоже соединённая со смертью. Она, безусловно, связана с образом Иешуа Га-Ноцри. Почитающий всех “добрыми людьми”, “не делавший никому зла”, он умирает на кресте. И Эта любовь сильнее смерти; вопрос воскресения вынесен Булгаковым за рамки книги, но очевидно, что создаваемый им образ Христа — не образ простого человека.

Именно критерием этой высшей любви определяются судьбы героев. То, что Мастер и Маргарита не заслужили света, но заслужили покой, возможно, объясняется ещё и тем, что Этой любви у них нет. И милосердие, проявляемое Маргаритой (прощение Фриды), объясняется, может быть, не столько любовью к людям — Маргарита не “исключительной доброты”, не “высокоморальный человек” — сколько тем, что она “имела неосторожность подать <…> твёрдую надежду” Фриде.

Развязка романа даёт каждому “по вере его”: тот, кто заслужил свет, получил его; а Мастер и Маргарита, не жаждущие его, стремящиеся не к любви ко всему миру, а к соединению друг с другом, получают покой, который не что иное, как просто жизнь. Спокойная и счастливая. За гранью смерти.

 
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Лучшие сочинения всех времен и народов